dark_aio: (Default)
... и это нехорошо!

У [livejournal.com profile] vlasoff прочла стихотворение.
Поняла, что оно прочно ассоциируется с "Музыкой" Зельченко.

МУЗЫКА

Вот возвращенье мотива, пошедшего топкой тропою,

Тайно свернувшего с круга, утекшего в некие нети,
Дабы аукнуться вновь - а ведь был позабыт! - и с толпою,
Так, что не высмотреть, где Нефертити, а где Ферлингетти

В вихре - куда там! Едва поспеваешь дивиться избытку -
Голос дождя, анекдотец, невнятицы Диззи и Чарли
Двинулись, хлынули сплошь; так в искуснейшей вышивке нитку
Выдернешь чуть - и пошло, и не вспомнить, что было в начале.

Вот возвращенье музыки, неряхи, сколоченной грубо
Подслеповатыми пальцами мимо затюканных клавиш;
Вроде бы дверь на замке, и Гекуба глядит из-под дуба
С сытой улыбкой - что, мол, тебе тут? - и ее ли прославишь,

Но на питейном дворе, за изнанкой торгового центра,
Где разноухая шавка из лужи глотает опивки -
Помнишь, как в этом трехстопнике, но не янтарь и не цедра:
Звуки нездешней настройки, рулады неведомой спевки,

Так что пускай его даже для бочек достанет затычек -
Будут корнет-а-пистон, флейта-пикколо, чудо-цевница,
Нудный напев крысолова, районный квинтет большевичек,
Будет еще, для кого досказать, перед кем повиниться.

Так что никто не забудет ни слез, ни хромых сочетаний
Истин, затверженных нами, ни самой ничтожной уловки...
Вот, наконец, героиня без имени и очертаний -
Прочерк в графе о приметах - спешит из ворот к остановке.

Сын из Полярного круга качает полезные газы,
Младшие внуки с утра сведены под чернильные стены -
Вот и идешь, напевая обрывок дурашливой фразы:
Ми, ля-бемоль и по кругу, - той самой немыслимой темы.

Что ж - не тебе ли придется бежать без пути и оглядки
С праведным мужем от серного дыма и песьего воя,
А из горящего города - музыка! птица из клетки!
Ми, ля-бемоль и по кругу, - и окаменеть, узнавая.

dark_aio: (Default)
С днём рождения, Сергей Маркович!

* * *

Мама маршевую музыку любила.
Веселя бесчувственных родных,
виновато сырость разводила
в лад призывным вздохам духовых.

Видно, что-то вроде атавизма
было у совслужащей простой —
будто нет его, социализма,
на одной шестой.

Будто глупым барышням уездным
не собрать серебряных колец,
как по пыльной улице с оркестром
входит полк в какой-нибудь Елец.

Моя мама умерла девятого
мая, когда всюду день-деньской
надрывают сердце “аты-баты” —
коллективный катарсис такой.

Мама, крепко спи под марши мая!
Отщепенец, маменькин сынок,
самого себя не понимая,
мысленно берёт под козырёк.
dark_aio: (Default)
С днём рождения, Денис Геннадьевич! С сорокадвухлетием.

Журналист Игорь Стомахин нашел в своем архиве фотографии, сделанные в редакции журнала "Юность" в феврале 1990-го, когда писал интервью с Новиковым для газеты "Афиша".
dark_aio: (Default)
8 апреля мне повезло побывать на вечере Сергея Гандлевского на Садово-Самотёчной. Это называется Московский гуманитарный педагогический институт. Там было много людей. В частности, то ли будущие, то ли уже ныне действующие учителя. А ещё Сергей Труханов. И мы... С Ириной.
Ирка была единственным ребёнком в зале, и когда Сергей Маркович это обнаружил, он, кажется, был несколько шокирован. Дитя же шокировано отнюдь не было, ибо ещё не способно адекватно воспринимать сложные стихи на слух, а посему пропускает все жёсткости и резкости мимо ушей.
В очередной раз убедилась я в исключительной мудрости цитаты из Гандлевского:
"Вы читали меня в периодике? Нет, не читали и читать не намерены..."
Услышала два новых стиха, носилась с ними как...ну, ясно кто... Расшифровала со сделанной на вечере аудиозаписи... Потом полезла в сеть. Оба стихотворения опубликованы в январском номере журнала "Знамя".
Вот они, собственно. Пусть и у меня будут.

 

стихи )

 

dark_aio: (Default)
Это мне Александр Левин посоветовал...
Я сказала, что сейчас приеду домой и сяду сочинять пост в ЖЖ, хвастаться. Он и говорит: "Пусть это будет постфактум"...
Мне понравилось.
Я сегодня получила самый увесистый автограф от самого любимого барда. Этот дивный поэт, замечательный человек и автор моих самых любимых песен (если кто не в курсе, то его зовут Александр Левин, и строчка из его песенки озаглавливает мой ЖЖурнал) любезно вывез меня из места, где происходил его концерт и довёз до метро Щёлковская, откуда я по прямой приехала домой.
Я, честно говоря, от себя такого экстремизма сегодня не ждала. Не приехав вовремя на место встречи (дело в том, что в доме священника Преображенской церкви в селе Остров Ольга Юрьевна Еромолаева, которая редактор отдела поэзии журнала "Знамя" организует всякие творческие вечера) с группой, которая отправлялась в ближайшее Подмосковье на концерт-встречу с Левиным, я ухитрилась всего за полчаса найти возле метро Домодедовская нужную автобусную остановку, поймать маршрутку, потом минут за тридцать пять отмахать три с половиной км по раскисшей зимней дороге и вовремя прийти на этот концерт.
А концерт получился предивный.
Во-первых, Левин пел новые песенки. Две? Три? Четыре? Много... Совсем новые. Они укладывались внутри меня вызывая то боязливое содрогание, то щемящее счастье, то невыносимую тревогу. Левин пел песни, которых от него не допросишься на обычных концертах. Пел "отпусти, я устал", впервые на тех концертах, что я слышала, спел "Унтергрунт". Во-вторых, я сидела в метре от него. Нас мало было слушателей. Очень мало. И нам доставалась просто запредельная порция авторского внимания. (А мне на правах давно намозолившей глаза поклонницы, кажется, незаслуженно больше прочих). А ещё не было никаких микрофонов. Был настоящий живой звук, живой до малейшего вздоха на музыкальной паузе.
А ещё я в "антракте" пыталась объяснить девушке из православного журнала, какое место занимает Александр Левин в авторской песне, и чего ради я приехала так далеко от дома его послушать. Когда же вернулся Левин, и его тоже начали допрашивать относительно его место в АП, то оказалось, что он себя аттестует так же, как я про него напридумывала. Вот этим я по-настоящему горда. На самом деле.
А ещё Преображенская церковь в селе Остров это памятник архитектуры времён Иоанна Грозного. Очень красивая и интересная, но это тема для отдельного рассказа.
dark_aio: (Default)
Сегодня услышала его по-настоящему.
Придавлена.

Затевал ясный сокол нешуточный путь...

Затевал ясный сокол нешуточный путь,
И прилег ясный сокол в степи отдохнуть,
А чтоб бес не попутал, расставил конвой -
Колокольцы попутал белесой травой.

Затевала девица недоброе зло,
А украла девица одно лишь перо,
Ночью темной, когда вся округа спала,
Утащила девица перо из крыла.

Утащила перо, схоронилась во рву,
К лепестку лепесток подбирала траву,
Жабью волглую шкуру на камне толкла,
Жгла над глиняной ступой перо из крыла.
Ах, что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

Нагадала карга, что живет у реки,
Ей до гроба любовь да златые деньки,
Сорок трав называла, трясла головой,
Нашептала заклятье от кривды прямой,

Приворотное зелье - хмельное питье.
Ворохнулось в округе зверье да жулье,
Стлался запах тугой меж честными людьми,
Одичалые кони на запах ползли.

Спал крылатый юнец в сновиденье греша,
А на запах тоскливый тянулась душа.
Знать, не ведал юнец, что уж до смерти пьян,
Потянулась на запах душа, как стакан.
Ах, что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

А поутру сбежалась под церкву толпа,
Стар да млад - кто проспался, а кто и не спал.
В запрокинутых лицах смятенье и страх
И стоит колокольня до неба в глазах.

А поодаль от церкви глядит из окна
До могилы любовь, и до гроба жена,
А на чистом столе теплым зельем дыша
Во хмелю да похмелье сияет душа.

И взглянул на восток тот, что думал взлететь,
И огладил ладонью набатную медь,
Встал на край, шаг шагнул и расправил крыла...
И слетела душа как стакан со стола.
Ах, что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.


dark_aio: (Default)
Я сегодня в школе (напоминаю, в каникулы) занималась крайне важным и полезным делом. Гладила утюгом поделочно-обёрточную жатую бумагу, а то её когда из рулона раскатали - вид непрезентабельный.
А мы, видите ли, выставку оформляем...
В ходе этого мероприятия я стала вспоминать стихи.
Нашла забавную перекличку, когда прочтя первым делом "Стансы" Гандлевского "Говори, что ты хочешь сказать", стала вспоминать стихи к Эмили Мортимер Новикова, и одно из стихотворений вспоминалось как-то от конца к началу. "дверь откроется, и на паркете"... "чай вприкуску. На этой "прикуске"... Когда всё стихотворение улеглось, я осознала, что первые строки "Говори, не тушуйся, о главном"...
А потом у меня не получилось вспомнить ещё одно стихотворение из этого цикла. Дома я полезла за "Визой". Как только взяла книгу в руки, тут же вспомнила всё стихотворение целиком.
Вот оно.
Стихотворения к Эмили Мортимер

Тебе — но голос музы темной...

А. Пушкин

I

Словно пятна на белой рубахе
проступали похмельные страхи,
да поглядывал косо таксист.
И химичил чего-то такое,
и почесывал ухо тугое,
и себе говорил я «окстись».

Ты славянскими бреднями бредишь,
ты домой непременно доедешь,
он не призрак, не смерти, никто.
Молчаливый работник приварка,
он по жизни из пятого парка,
обыватель, водитель авто.

Заклиная мятущийся разум,
зарекался я тополем, вязом,
овощным, продуктовым, — трясло, —
ослепительным небом навырост.
Бог не фраер, не выдаст, не выдаст.
И какое сегодня число?

Ничего-то три дня не узнает,
на четвертый в слезах опознает,
ну а юная мисс, между тем,
проезжая по острову в кэбе,
заприметит явление в небе:
кто-то в шашечках весь пролетел.

Его можно найти в сети. Но пускай оно сегодня появится и здесь.
Я так хочу. А завтра - на "Хорду"
dark_aio: (Default)
* * *

Актинидия коломикта так оплела
окна веранды, что и коньки лесные
кормятся с нашего, можно сказать, стола,
не вылетая из сада.

В нашем казённом саду мало что для нас,
больше для птиц и белок — орех, рябина,
разве что яблоки да лучок «вырви глаз»,
впрочем, мы не в убытке.

Сливу мы тоже делим, но без обид,
как арендаторы временного жилища,
все мы тут временны, и у кого кредит
твёрже, тот и хозяин.

Слава не слива, но плакаться не резон,
если мы сами удел свой бумажный пашем,
порасскажи муравью, что счастливей слон,
вряд ли и он поверит.

Всё-таки худо-бедно пока живём
не побираясь, и будущее не мстится
ни пузырьками сидра, ни пузырём
чистого самогона.

Нет у нас ни столового серебра,
ни фолиантов редких, но чем не роскошь
кодекс здоровья салернский читать с утра,
на ночь Апостол.

Нет серебра, но глина у нас поёт:
дымковские свистульки свистят и вторят
дудки из Городца и гончарный скот,
обжигом прокалённый.

Это с поры, когда покати-шаром
в каждой торговой точке, а мы с кошёлкой
по барахолкам рыщем — старьё берём —
дуйте, ребята, звонче!

Красную осень ставит на всём печать,
и на крыло пернатый народ ложится
рейсом экономическим летовать
в тёплые палестины.

Перья почистить надо и нам чуток,
дверь укрепить и вставить вторые рамы,
сёстрам-синицам сбить под окном чертог,
вместе и зазимуем.

Самое время бронхи свои продуть,
лёгкие продышать и прочистить горло
меликой и вокабулами — и в путь
мысленный за химерой.

Чаю заварим с мятой, накроем стол,
яблочный пай нарежем, тетрадь раскроем.
Может, хвала Алкею, и наш глагол
Небу угоден будет.
dark_aio: (Default)
. . .

Если забыла, напомню тебе
встречи с культуркой на Бронной.
Ты не подумай, я не по злобе —
по доброте беспардонной.

Двери не заперты. Недалеко
наши кучкуются в сквере.
Помнишь, тогда еще очень легко
было входить в эти двери

и убеждаться: вначале всего —
слово. Известное дело,
мы находили не только его.
В спальне над креслом висела

карта Москвы. Я отметил флажком
наше нетайное место.
Хочешь не хочешь, но даже ползком,
посередине семестра,

через Макдоналдс, пивною тропой,
мимо невзрачных построек
не за словами — сама за собой
ты возвратишься во дворик.

Дверь отворишь, на ступеньку шагнешь,
выше подняться не в силах.
Скоро обедать пойдет молодежь,
здесь подожди, на перилах.

Хлеба без джаза получит народ,
кушанье стынет, готово.
Вольному — гречка, спасенной — компот.
Нам ни того, ни другого.

[profile] reverzin
dark_aio: (Default)
Когда я впервые прониклась стихами Новикова, в моём распоряжении была только книга "Самопал"...
Довольно скоро я уже знала её от корки до корки. Тогда ещё не наизусть, просто хорошо знала каждое стихотворение. Понятное дело, я не верила, что творчество моего любимого поэта ограничивается этой тонкой книжкой тиражом тысяча экземпляров. Мне хотелось ещё.
И вот помню, как сейчас, прихожу я к Зинке в гости, а она с таинственным видом ведёт меня в комнату и говорит: "Смотри, что я нашла"...
В том же году Николай Рязанский подарил Зинке уникальную (думаю, сейчас так просто этой книжки не достанешь) антологию. "Личное дело №_". Литературно-художественный альманах.
И под заголовком Личное дело №__ на отведённых для этого строчках (всё как положено) было написано:
Сергея Гандлевского, Михаила Айзенберга, Дмитрия Александровича Пригова, Тимура Кибирова, Дениса Новикова, Виктора Коваля, Льва Рубинштейна.
1991 (год)... Хранить __вечно__лет...
Я помню, что когда у Зинки оказалась эта книжка, я случилась поблизости. Подержала её в руках, подивилась её древности. Для меня тогда стихи опубликованные в 1991 году казались с одной стороны лохматой древностью, ну а со стороны другой, так разве были ещё стихи после Серебряного века?! Ну, разве что Бродский... Да и тот...
Много после я с трепетом держала в руках "Личное дело 2", спешно одалживала у той же Зинки двести рублей, чтобы стать владельцем этой книги, читала в ней историю создания группы "Альманах", но об этом в другой раз... Скажу только, что к тому времени эти имена уже говорили и уму, и сердцу, и жить без их следа и присутствия в этом мире представлялось уже немыслимым.

Когда Зинке досталось первое "Личное дело", она безусловно отметила все имена, но такой острой актуальности в стихах именно Новикова на тот момент не было, все стихотворения Гандлевского повторялисьв других изданиях, поэтому книга до поры отправилась на полку, которую и покинула ровно в тот момент, когда я уже замучила всех упоминанием Дениса Новикова через каждые пять минут.

"Смотри, - сказала Зинка, - здесь не меньше десятка стихотворений, которые ты не читала!"
И я зарылась в книгу...

dark_aio: (Default)
Продолжаю читать про Мандельштама. Хотя и не только про него, поскольку для того, чтобы объяснить судьбу и беду Осипа Эмильевича, Сарнов привлекает и Державина, и Пушкина, и Маяковского, и Коржавина, и Белинского с Герценым, и обоих графов Толстых, и много чего ещё из истории, философии и литературы с литературоведением. Плюс Оруэлл с психологией и несчастный Олеша, как яркий пример духовной самокастрации.
В общем, грустно, тоскливо и тревожно.
А ещё мучит мысль, что все те комплексы, которые владели питомцами невероятного и уникального советского режима, они передали нам, своим потомкам. Причём генетическим путём.
Почему мы и пытаемся вернуться с такой лёгкостью в привычное стойло. Я, между прочим, дитя перестройки, я помню всю эту "гласность" и "прожектор", и Нагорный Карабах в телевизоре сквозь детский полусон. Бабушка смотрела телевизор вечерами, а жила в однокомнатной квартире, так что, когда я летом или в праздники бывала у неё, то и мне перепадало. Родители-то к телевизору и близко не пускали. Считали, что ни к чему всё это. Так почему же я с таким трудом, страхом и моральными терзаниями пережила президентские выборы и всю бодягу на работе, которая была с ними связана?
Я ещё напишу потом и про стихи, и про суть поэта, и много про что ещё, как дочитаю и переварю.
А сейчас хочу два стиха выложить.
Я в своё время очень запала на одно стихотворение Зельченко, поразившее меня своей зашифрованностью, но крайне звучное. Потом оказалось, что очередной раз подвело меня незнание классики...
dark_aio: (Default)
Чемоданов [profile] chemodanov рассказал, что сегодня Михаилу Айзенбергу 60 лет...
Ура, господа и дамы!  Ура!

    * * *

    Что я тебе скажу
    как частное лицо частному лицу –
    открываешь глаза и видишь свои ладони.
    Что за сон такой?
    Подскажи; помоги жильцу
    не поместиться в доме.

    Вот он сейчас повернется к себе лицом –
    где-то ему под сорок.
    Что это было?
    Качка, дорожный сон
    в душной кабине и на плохих рессорах.

    Кто это был тот, что еще вчера
    в легких ходил и в добрых?
    Так неопрятен вид своего добра,
    что второпях бежишь от себе подобных.

    Воля моя, где, – на семи ветрах
    свист и высок и сладок.
    Вырвется вдруг: я не червь, я не прах,
    я не меченый атом в подпольных складах.

    Кто разменял мне волю? Своих кругов
    не узнаёт, ступая.
    Мысль отлетает точно на пять шагов
    и тычется как слепая.

            1984

dark_aio: (Default)

ЖАЛЕЙКА

 

Когда идет война – все живут плохо.

Когда идет мир – дети его собирают в ведерко.

Только б не было войны, говорит старуха.

Только б не было любви, говорит разведенка.

 

Каждому есть, чего бояться пуще неволи,

Каждому есть наиглупейший любимейший угол

Под солнцем, улица, где кроме сладкой пыли

На тротуаре нет ничего, хоть обшарь весь гугль.

 

А у меня есть береза, умойся сердце слезами.

Возле старого дома, где перед самым разводом

Отец говорил маме:

Я - за саженцем, а ты оставайся с чадом.

 

И поехал в Сокольники. По центральной аллее,

По местности, пересеченной березами стебель к стеблю,

А вот пруд, вот тут и вырой мне дерево, папа, скорее,

Принеси мне дерево, папа, посади меня в эту землю.

 

Прирастусь, только и знай считай, до какого

Этажа довихляла маковка, только знай проверяй поденно

Не сломали ль веточку, не ободрали ль кожу на рожки и свирели.

Расту, расту, папа, так себе береза, но дерево безусловно.

 

Розовое дерево, доросло до пятого, дальше только крыша,

А за крышей небо и отдельный его купол над домом, где и

Война была, и мир сыпался с потолка, где ваша Маша

Была причиной вообще всей затеи.

 

По рукам по ногам спеленута, ты мне рыпнись,

А уже вот дерево, персональные корни, распускает почки.

Папа, папа, полей мне на руки, присыпь мне корни, откликнись,

Пересади меня отсюда,  разрисуй листочки.

 

Только б не было… нет все-таки войны…а любовь не горе.

Пусть наделают себе дудок, пляшут, любят любовью простою.

Ты услышишь жалейку, подумаешь, ладно в мире.

Веселится дочь, поет песни, свистит берестою.

А если...



...то будет Амирам Григоров. Про Москву...
dark_aio: (Default)
Вскочила в несусветную рань, впрочем, я всегда встаю в шесть, даже когда ложусь в два или три ночи. И это ужасно. Но сегодня я даже не стала ложиться досыпать, хотя каникулы на дворе (в триместровой системе), так что я могла бы себе это нынче позволить. Потому что уж больно мне хочется в журнал написать, а потом время может уже и не позволить. Это у Новикова в «Стансах ко времени» было: «Я видно не поспею за тобой…»

Вот и я за временем никогда не поспеваю.

А предметов для разговора у меня сегодня даже два.

dark_aio: (Default)
Ввиду своеобычной нехватки времени будут стихи...

ПУСТЬ ГОВОРЯТ

 

А как стала она рассказывать, ничего не ясно.

Вот, говорит, дочку рОдила, не отдАла в ясли.

Сама, говорит, кормила-поила.

А у самой в грудях одно молозИво.

 

А сама така прОста, и одета бедно.

На лице короста, и перхоть видно.

А и плачет, и губами шлендрает, и носом усердно.

Но что-то с дитем, видно.

 

А и сморщились все вокруг мухоморы,

Хотели что-нибудь о хорошем, а - снова.

Ребятенка жалко, по рядам пошли разговоры,

Ну, давай уже, не томи, что с ребенком, корова.

 

1) Вот интересно женщине, никогда не рожавшей,

Полноценным ли получился мальчик. Она – девочка.

Ну, девочка. Полноценная, спрашивают у Вас, девочка.

А то, когда врачи когда щипцами тянут…

 

2) Другая женщина, у которой трое их, трое,

Понимает, раз ребенок сосет, значит, первый вопрос отпадает.

Да было ли молоко? Или так, водица? Ну, вам же уже говорили!

Ну! Какое уж тут развитье? Да здоров ли младенец?

 

3) Третья так и решила: будет сейчас мамаша просить денег.

Дескать, муж бездельник,

вот вам счет, у детки лейкоз, посмотрите фото.

А она, тля на травинке, машет рукой: померла в восемь лет дочка. Мне так и говорили после того случая, не проживет больше. Родилась здоровенькой, правда, набирала слабо. Молоко у меня водянистое, ваша правда. Ну, сидим мы с ней как-то раз на скамейке. То есть я сижу и держу ее на коленках, запеленутую, пяти кило нету. У меня еще такое теплое из фланельки платье, я потом из него делала ей подстилки, она же в постель мочилась. Вот лежит ребенок, а я коленки - одну на другую, чтобы держать повыше, чтобы ближе доставала лялька сосок. Вынула груди, бери, какую захочешь. Она засмотрелась, рот открыла, никак не может выбрать. Тут-то вот и случилось.

Вся аудитория подалась вперед и совсем смолкла.

Ты говоришь. Над нами дерево закачалось.

То ли кто его сверху тронул невидимою рукою,

то ли над нею, лялькой, судьба в этот миг промчалась...

Так что я…

говорила? Да! Так вот

открыла она свой рот

и смотрит,  лежит, застыла.

А под нею уже не я, а могила.

Смотрю: на лобик ей легкая мошка упала,

и покатилась, по щечке, в рот попала.

Режиссер кобенится: тормозит передача.

Студия, плача,

голосует «за» и «против». Баба сидит и уже не плачет,

а только смотрит перед собою и повторяет «клещ».

А первая думает, странная вещь –

жизнь, вторая думает: перевернуть ребенка и по спине постучать,

пальцем достать

и много еще чего перебирает в голове, словно это сейчас может помочь.

А третья думает, какая же я сукина дочь,

змеюка.

И кусает себя за ухом. А тот, кто омывает Останкино со всех сторон,

совершенно не слышен, потому что звука

этого нет в сценарии передачи. Сука

выпускающая  дает рекламу, зовут следующего участника, прилаживают микрофон.

Мария Ватутина

dark_aio: (Default)

ВАРИАЦИЯ НА ТЕМУ "ДЫМ ОТЕЧЕСТВА"

И сладок, спору нет, и как-то едок,

и если что оставит напоследок

то только холод, холод колокольный,

рубин Кремля, рубин кровопотери,

и сквер на репродукции, и в сквере

полунощное сборище с дрекольем,

с Иудой, что пришел для поцелуя…

 

Козлы – ошую, агнцы – одесную,

и плачется огням прямоходящим

на Колыме опущенный Сальери:

– Ах, Моцарт, Моцарт! Мы еще обрящем

два звука… Ну один по крайней мере!

 

[profile] o_k_kravtsov

dark_aio: (Default)
Я думала, что в Интернет можно найти почти всё... Что здесь выложено большинство стихотворений, и я могу их лишь перегруппировывать, внося из каких-то отдельных ресурсов в свой собственный в потребной мне комбинации. Но всё оказалось хитрее...

Я тут учиталась свежезакупленным Гандлевским и вспомнила, что очень мне нравится стихотворение "Так любить - что в лицо не узнать"... Более того, я вспомнила стихотворение Новикова, и эти два стиха показались мне очень перекликающимися. И я решила продемонстрировать это друзьям. Тут-то и выяснилось, что Новикова можно отыскать только долгим перекрёстным поиском в сети, причём только в одном месте в ЖЖ [profile] chemodanov. Огромное ему спасибо! А стихотворения Гандлевского я вообще не нашла. Набила лично.


А ещё у меня теперь есть новый сканер и компьютерный стол. Сижу, печатаю, как белый человек. За компьютерным столом. А по левую руку стеллаж, на котором удобно разместилась вся моя школьно-учебно-рабочая литература и бумаги... А ещё там стоят "Монохроника" Коваля с ковалиной фоткой на обложке и фотка молодого Новикова, как-то проскочившая в его сообществе. Что-то общее во взглядах. И мне нравится, отрываясь от работы, с ними переглядываться...
dark_aio: (Default)
Неслабо...
Нашла ссылку у [livejournal.com profile] pelike_swallon

http://freedomcry.livejournal.com/416775.html?page=2#comments

Обалдела, мягко говоря...
Особливо расстроилась за Осипа Эмильича. Хотя Хармса тоже жалко. И вообще.
Хорошо, что о существовании Новикова, Айзенберга, Гандлевского (можно продолжить), автор действа совершенно забыл...
dark_aio: (Default)
Очень давних времён. Ажно восемьдесят четвёртого года...

* * *

Среди тех. Среди тех, кто с нуля
начинает – и сразу бросает.
Вот ничейная, видит, земля:
солнце выйдет, и дождик осалит.

Кто влюблен как попало.
У кого выходной,
если вдруг перепало
по одной. И еще по одной.

И – ни много, ни мало –
не досталось всего.
А досталось всего ничего –
все, что было, как с неба упало.

Как легко! Не земля подхватила,
а пустой самокат.
Мимо озера, дачного тира
и потом наугад –

Пыль летела, и солнце светило

И откуда приходит? Куда исчезает потом?
Дело в том, что светилась, летела

Правда, в том то и дело,
А вовсе не в том.

Правда, здорово?!

dark_aio: (Default)

Михаил Айзенберг


* * *

Повернется ключ, прогремят замки,
и мои смещаются позвонки.
Мы имеем право на то, что есть.
Заоконный гул и неясный скрип
повторяет шорох моих бумаг.
Темнота умеет считать до ста.
А ночное небо, дымящий шлак,
никогда не спит, в темноте искрит,
леденит, как будто благая весть
заблудилась здесь.
И когда уходит ненужный треск,
темнота сигналит: зеро... зеро...
Повтори, что знаешь. Скажи сто раз
ничего не значащих пару фраз:

с-нами-сна-золотой-обрез
временибросовосеребро


Евгений Бунимович

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА №4

...а еще, лишаясь площади, обретаешь объем
города, по которому легче бродить одному, чем вдвоем
потому что мы годы свои узнаем
в концентрических кольцах столицы,

но мосты за собою сжигая дотла,
в концентрических кольцах столицы не сыщешь угла,
кроме края письменного стола,
кроме прямого угла страницы,

есть дамоклово чувство контрольных работ –
ничего не успеешь, а время пройдет,
н-и-ч-е-г-о-н-е-у-с-п-е-е-ш-ь-а-в-р-е-м-я-п-р-о-й-д-е-т
жизнь пройдет,
вырвешь лист из тетради...

Гонит ветер волну пожелтевшей листвы,
формулирует ночь постулаты Москвы,
но никто не сведет за спиною мосты,
как умеют у них,
в Ленинграде...

Profile

dark_aio: (Default)
запасной аэродром

August 2011

S M T W T F S
 12 34 56
78910111213
14 151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios